Приветствую Вас ГостьСреда, 27.05.2020, 10:01

Никольский храм
Сайт прихода во имя Святителя Николая Чудотворца
г.Волчанска, Нижнетагильской епархии
Екатеринбургской митрополии
Московского патриархата


Главная » 2011 » Июнь » 3 » Христа Господа Иисуса верные ученицы
10:40
Христа Господа Иисуса верные ученицы
  Православные верующие на протяжении многих лет существования безбожной советской власти подвергались притеснениям и репрессиям. И в эти годы требовался особый подвиг, особое мужество, чтобы сохранить веру. Благодаря мученикам, исповедникам и тем, кто через годы безбожия пронес свет христианской веры, мы сегодня видим Русскую Церковь возрождающейся во всем ее величии и красоте. 
  Хранителями Православной веры были и сестры Екатеринбургского Ново-Тихвинского монастыря. Написать работу о судьбах сестер этой обители я решила после того, как дважды была в этом монастыре паломницей. Мне очень понравился Ново-Тихвинский монастырь, захотелось узнать о нем побольше. 
С темой репрессий против верующих в СССР я впервые столкнулась, когда открыла «Книгу Памяти жертв политических репрессий. Свердловская область». Там были имена священников, дьяконов, псаломщиков, церковных певчих и старост, просфорниц и церковных сторожей, которые были расстреляны или сосланы в лагеря. Среди сотен этих фамилий были и монашествующие.
   Цель этой работы – показать на примерах судеб сестер Ново-Тихвинского
монастыря, как его насельницы хранили веру Православную после закрытия своей родной обители. В одной главе будет рассказываться о тех сестрах, которые были расстреляны большевиками; в другой – о тех, кто прошел лагеря и ссылку; в третьей – на примере жизни одной монахини – о тех сестрах монастыря, которые не подвергались арестам, не были в ссылках, они после закрытия монастыря просто жили в миру, соблюдая все монашеские обеты и правила, оставаясь верными Церкви.
  Сестры, о которых здесь пойдет речь, не прославлены в лике святых, но их жизнь тоже можно назвать подвигом – подвигом труда, молитвы, исполнения евангельских заповедей в очень трудных условиях, когда вера была гонима.

Ново-Тихвинский монастырь в начале ХХ века
и в первые годы после революции 1917 года

   В 1914 году в России насчитывалось 1025 монастырей и общин.[4, с.161] Они играли очень важную роль в жизни России, утверждая и поддерживая основы нравственности и благочестия народа. В начале ХХ века «в числе шести самых благоустроенных обителей России был Екатеринбургский Ново-Тихвинский женский монастырь. Он был назван образцовым в ведении хозяйства наряду с Соловецкой, Вааламской, Ново-Афонской, Симоно-Кананитской и Трифоно-Печенгской обителями». [2, с.124]
   Эта обитель была основана в 1810 году матушкой Таисией (Костроминой).
В начале 20-го века Ново-Тихвинский монастырь являлся одним из крупнейших в России. В нем насчитывалось несколько храмов, десятки добротных зданий, где более 1000 сестер молились, писали иконы, шили облачения, учились различным наукам. В монастыре было 18 мастерских, богадельня, детский приют, церковно-приходская школа. В обители пребывал почитаемый Тихвинский образ Божией Матери, на праздник в честь которого приходил почти весь Екатеринбург и приезжали гости из разных концов губернии. Монастырь был центром развития ремесел, образования и благотворительности в Екатеринбурге и на Урале. Но главное – он был оплотом Православия: насельницы вели благочестивую жизнь, наполненную трудом и молитвой.
  После октябрьского переворота советская власть приступила к ликвидации Екатеринбургского Ново-Тихвинского монастыря. В 20-х годах обитель была закрыта, её храмы разграблены, в монастырских зданиях разместились пехотные, кавалерийские и артиллерийские курсы командного состава Красной армии. Сестры вынуждены были возвратиться в мир. Но монастырь не прекратил своё существование, не перестал нести в мир свет Христовой истины. Многие сестры после закрытия обители и в миру продолжали вести жизнь монашескую и благочестивую.
   В разные годы (после закрытия монастыря) «были арестованы 27 насельниц этой обители, некоторые из них подвергались аресту 2-3 раза. Четверо из них были приговорены к расстрелу, семь сестер – к заключению на десять лет в лагеря, и по крайней мере трое из них там скончались». [2, с.125]

Во дни гонения безбожнаго
жизнь свою за веру во Христа положившия…

   Одними из первых сестер Ново-Тихвинского монастыря, пострадавших в годы советской власти, были послушницы Мария Крохалева и Антонина Трикина. 
  К сожалению, о них известно очень мало. Из переписки с церковно – историческим кабинетом Ново-Тихвинского монастыря нам известно, что послушница Мария родилась в 1890 году в семье рядового солдата из Турьинских рудников. В десятилетнем возрасте, в 1900 году, её отдали в Ново-Тихвинский монастырь. Там под руководством монахини Августины она занималась иконописанием. В 1918 году послушнице Марии было 28 лет. Послушница Антонина Трикина была моложе Марии на 9 лет. 
  По благословению настоятельницы монастыря игумении Магдалины эти сестры носили продукты в Ипатьевский дом для Царской Семьи. Этим они поддерживали здоровье пленников, в особенности – больного Цесаревича. «Добрые монашки присылают теперь молоко и яйца для Алексея и нас, и сливки»,– писала в своём дневнике императрица. [ 7 ]
  Эти послушницы бесстрашно ходили к Ипатьевскому дому много раз. Пришли они и утром 17 июля 1918 года, не зная, что Царской Семьи здесь уже нет. Вот что рассказывала послушница Мария Крохалева о последнем посещении ими Ипатьевского дома: «…Мы, как обычно, принесли продукты и увидели за забором грузовой автомобиль. Часовой и еще какой-то – смущенные. Мы позвонили, никто не идет из дома. Раньше такого никогда не было. Как мы, бывало, только принесем, сейчас же они позвонят, комендант Юровский выйдет и возьмет у нас. А тут звонили, звонили, никого нет. Мы спрашиваем: «Юровский где?» Они смущенно так говорят: «Завтракает». Мы подождали и пошли к калитке. Там за калиткой часовой стоит. Выглянул к нам и говорит как-то непонятно: «Не нужно им больше молока. Они больны. Да вы подождите». И тут он убежал. Слышно было, как он во дворе кого-то спросил: «Что же им сказать?» Потом выходит, а сам взволнованно руки пожимает и говорит: «Знаете что? Не носите больше. Уходите». Ничего тогда от нас не было взято, и мы ушли». [ 7 ]
Сейчас в церковно-историческом кабинете монастыря имеется устное свидетельство о том, что впоследствии послушницы Мария и Антонина были расстреляны. Об этом рассказали родственники одной из послушниц дореволюционной обители Наталии Ежевских, которые знали об этом с её слов.
Мужество, которое проявили послушницы Мария и Антонина, оказывая помощь Царственным узникам с опасностью для собственной жизни, навсегда останется в истории как пример христианской любви.
  В 30-е годы ХХ века пострадала ещё одна сестра Екатеринбургского Ново-Тихвинского монастыря. 
  В 7 томе «Книги памяти жертв политических репрессий. Свердловская область» на странице 387 есть запись:
Суворова Александра Александровна
1889 года рождения, место рождения – РСФСР, Свердловская обл., Первоуральский р-н, с. Ново – Алексеевское, русская.
Проживала – г. Свердловск, работала – Управление связи, швейцар.
Арестована 27 октября 1937 г., осуждена 2 ноября 1937 г.
Расстреляна 3 ноября 1937 г. [6, с.387]
  Мало кому известно, что эта женщина, работавшая швейцаром в Управлении связи, была бывшей рясофорной послушницей Ново-Тихвинского монастыря.
  Она была дочерью унтер-офицера, в монастырь поступила в 1899 году в десятилетнем возрасте. Исполняла послушание на клиросе и в рукодельной мастерской. Когда ей было около 30 лет, монастырь закрыли, и ей пришлось вернуться в мир. В 30-е годы послушница Александра работала швейцаром в Уральском педагогическом институте и продолжала жизнь молитвенную, уединенную. О ней известно, что она посещала свою бывшую настоятельницу игумению Магдалину (Досманову), пользовалась ее духовными советами, получала от нее ободрение и утешение. Как и многие другие сестры монастыря, послушница Александра в это страшное время проявила большое мужество и верность Православию, сохранила истинно христианское устроение своей жизни.
  В 1937 году послушница Александра как бывшая насельница монастыря, не оставившая к тому же христианского образа жизни, оказалась в списке «церковников», предназначенных к уничтожению. Она была арестована и заключена в Свердловскую тюрьму. Ей предъявили обвинение в том, что она «являлась активной участницей контрреволю-ционной повстанческой организации, ставившей своей целью свержение Советской власти» (см. Приложение 1). И всего через 6 дней после ареста послушница Александра была приговорена к расстрелу. Приговор привели в исполнение на следующий день. [2, с.126-127]
Выписка из протокола

Тесным вашим житием
в широту Царствия Небеснаго преславно востекшии…

 В книге «Жития святых Екатеринбургской епархии», в разделе «Непрославленные подвижники» мне очень запомнилось житие схимонахини Арсении (Сычевой).
  Александра Ивановна Сычева родилась в 1886 году в селе Маминском. В монастырь поступила в десятилетнем возрасте. Через 19 лет приняла постриг с именем Антония. После закрытия монастыря монахиня Антония вернулась в Маминское, но продолжала вести монашескую жизнь. В своем селе организовала монашескую общину, в которую вошли бывшие насельницы разоренных большевиками монастырей. Часто ездила в Свердловск к игумении Магдалине (Досмановой), без духовных советов которой не могла жить. Она ходила по окрестным селениям, беседовала с жившими там монахинями, утешала и ободряла их. «Многие, включая неверующих людей, почтительно называли её «духовная мать Антония» [3, с.555]
  Она была очень смелой в отстаивании своей веры. Когда оскорбляли Православную веру, монахиня Антония не могла спокойно это слушать. В селе часто безбоязненно заходила в клуб, в избу-читальню и срывала антирелигиозные лозунги и плакаты. На улице могла открыто разговаривать со школьниками о Боге. Позже она смело объясняла следователю: «Я очень недовольна безбожностью детей, поэтому считаю своим духовным долгом не только взрослых привлекать в Церковь, но и детей». [3, с.555] В ноябре 1937 года монахиня Антония была арестована. На допросе она откровенно сказала следователю: «Я советскую власть называла, как власть безбожников, властью антихриста и распространяла это. Я идейно убежденная защитница Церкви и религии от притеснения советской власти». [3, с.557] Ее приговорили к 10 годам лагерей. (Приложение 2) К тому времени монахине Антонии был уже 51 год. Изнурительный труд и скудное питание были для нее непосильны. Когда от сильного истощения она не могла уже выходить на общие работы, то, оставаясь в бараке, она много молилась, громко пела духовные песнопения. От голодной смерти ее спас начальник лагеря: периодически он брал ее в няни к своим детям, причем не возражал даже против того, чтобы она учила их молитвам. 
  Десять лет заключения в лагере не сломили монахиню Антонию. Она оставалась такой же мужественной и бесстрашной. «Могла крикнуть на другую сторону улицы: «Эй, Николай, передай Марии, что сегодня вечером к ней молиться придем!» [3, с.559] Во все церковные праздники она собирала верующих на молитву. Носила посылки в тюрьмы арестованным священникам и монахам.
  В 60-е годы монахиня Антония приняла схиму с именем Арсения. Умерла она в 1972 году и похоронена на кладбище села Маминского.
Мне понравилась монахиня Арсения своей горячей верой, смелостью, любовью к вере Православной. После прочитанного жития мне захотелось побывать в селе Маминском и помолиться этой подвижнице, чтобы она научила «…и нас Православие дерзновенно исповедати и страха вражия не боятися». [ 5 ]
Также прошла лагеря послушница монастыря – Марфа Софонова.
  В монастырь она поступила в 15-летнем возрасте. С усердием исполняла послушание на клиросе, так что была удостоена петь в архиерейском хоре. Она очень любила продолжительные монастырские богослужения. Как рассказывали люди, которые знали ее в последние годы жизни, она всегда со слезами вспоминала о монастыре и особенно часто говорила о том, какие прекрасные там были службы. Послушница Марфа провела в обители всего десять лет, затем монастырь был закрыт, и ей пришлось вернуться в родное село Булзинское. Там она устроилась на работу в местной Покровской церкви псаломщицей. 
  В 1929 году с началом коллективизации Покровский храм в селе Булзинском оказался под угрозой закрытия. Священник Покровского храма благословил Марфе Софоновой собирать подписи против закрытия храма. Она стала обходить все дома в селе, призывая односельчан не отказываться от храма, не терять веры в Бога. Подписались в списке около пятисот человек, то есть почти все село. В феврале 1930 года послушница Марфа была арестована по обвинению в агитации против мероприятий советской власти. Она была приговорена к пяти годам концлагерей.
 
  Видимо, послушница Марфа обладала смелым, бескомпромиссным характером. Нам известно, что в течение своей жизни она подвергалась аресту еще два раза. Последний арест произошел почти по той же причине, что и первый: послушница Марфа пыталась добиться открытия церкви в городе Реже, где тогда жила. Знакомые предупреждали ее, чтобы она не вела себя так смело, но она не могла поступать иначе. В результате власти арестовали ее, обвинив в «антисоветской агитации», которую будто бы она проводила в своем окружении. На момент ареста послушнице Марфе было уже 50 лет. При последнем аресте, как и при первых двух, она не дала признательных показаний, и вновь была приговорена к пяти годам заключения. 
  После освобождения послушница Марфа поселилась в Свердловске. Большую часть времени она проводила
в Иоанно – Предтеченском храме, где пела на клиросе. [2, с.125-126]

«Мы умерли для мира и ради Бога удалились от него»
прп. Василиск Сибирский

 Сейчас сестрам Ново-Тихвинского монастыря известно, что около 200 бывших насельниц обители после ее закрытия поселились в Екатерин-бурге. Многие другие – в близлежащих поселках Арамильском, Сысерт-ском, Березовском, Режевском, селах Егоршинском, Маминском, Троицком и других. Селились они друг с другом небольшими группами по 3-5 человек. В этих группах они старались исполнять монашеское правило: молились, читали духовные книги, пели церковные песнопения. Работали при храмах, в больницах. Многим сестрам помогло выжить то или иное рукоделие, которому они были обучены в монастыре.
  Самая крупная община бывших насельниц Ново-Тихвинского монастыря была в г. Свердловске вокруг игумении Магдалины (Досмановой). С ней постоянно проживали 18 сестер, а много других регулярно приезжали из города и ближайших сёл, чтобы получить духовный совет и благословение. Матушка Магдалина стала опорой для многих бывших насельниц обители и благочестивых мирянок. Она учила их молитве и борьбе со страстями, они читали вместе «Добротолюбие», «Лествицу» и другие книги святых отцов. Скончалась игумения Магдалина 29 июля 1934 года. 
Ярким примером истинно монашеской жизни в миру является жизнь рясофорной послушницы Евгении Бажевой.
  Она поступила в монастырь в 15-летнем возрасте и провела в обители около 20 лет. После революции она сначала пришла в Полевской завод к родственникам, но живший здесь родной брат отказался принять ее в свой дом. Она уехала в Арамиль, где поселилась с двумя другими сестрами из Ново-Тихвинской обители. Здесь она жила больше 20 лет, а в 1945 году переехала в город Полевской к племяннице и устроилась работать санитаркой в больнице.
   В течении всех этих лет послушница Евгения строго держалась монашеских правил жизни. По рассказам племянницы, она хранила воздержание во всем. Спала на кровати без матраца, тщательно исполняла монашеский устав трапезы, то есть никогда не ела мяса, строго соблюдала все посты. И даже во время тяжелой болезни она не соглашалась выпить молока, если шел пост. Послушница Евгения никогда не оставляла своего молитвенного правила. Она исполняла его, когда родственники уходили из дома или ложились спать. В это время в тишине послушница Евгения читала Евангелие, Псалтирь, молилась Иисусовой молитвой и прочитывала множество помянников, в которых были, вероятно, и имена живых и усопших сестер Ново-Тихвинской обители. Племянница иногда замечала, что за всю ночь она совсем не спала.
  Она старалась не оставлять молитву и в течение всего дня. Когда к ней приходили о чем-нибудь спросить или посоветоваться, она принимала посетителя тепло, старалась угостить, но на все вопросы отвечала кратко, односложно, чтобы не отвлекаться от молитвы. Как вспоминала ее племянница Валентина, послушница Евгения не принимала участия и в домашних разговорах. Например, когда племянница что-нибудь рассказы-вала ей, она внимательно и доброжелательно слушала, но ничего не отвечала, а молилась про себя Иисусовой молитвой, перебирая четки. 
  В Полевском в это время не было действующих храмов, и верующие собирались на молитву в доме у одной благочестивой женщины. Послушница Евгения постоянно посещала эти домашние службы и читала на них Апостол и Евангелие. Участие в богослужениях было одним из главных утешений ее жизни. [2, с.131]
  Несмотря на многие пережитые скорби, послушница Евгения никогда не роптала на Бога, сохранила любовь к ближним. Она всегда старалась помогать нуждающимся: раздавала стеганые одеяла, сделанные ею самой, от платы отказывалась, говоря: «Господь рассчитается – берите». Очень часто ходила по домам читать Псалтирь по усопшим и также никогда не просила за это денег, говоря, что она потрудилась для души покойного, и он тоже за нее помолится. 
Известно, что послушница Евгения приняла монашеский постриг, но свое монашеское имя она скрывала даже от самых близких людей, поэтому оно осталось неизвестным. Скончалась она в 1978 году, перед смертью исповедавшись и причастившись.
На примере послушницы Евгении Бажевой видно, что «монастырь в миру – удивительное явление, существовавшее в советское время. Оно напоминало жизнь первых христиан среди языческого мира, освещавших людей лучами любви Христовой… Это яркое свидетельство того, что монастырь – не стены, а состояние человека, его всецелая направленность к Богу». [1, с.16]
Заключение
Судьбы сестер, описанные в работе, подтверждают слова Спасителя, что «врата адова не одолеют» Церковь (Мф. 16,18)
Да, это были обычные послушницы, инокини, монахини. Пребывая в монастыре, они трудились на послушаниях, исполняли молитвенное правило, читали труды святых отцов; оказавшись в миру, они продолжали трудиться, не оставляли молитвы и чтения. Сестры вели простую неприметную жизнь. Но когда пришло время испытаний, они проявили такую силу духа и стойкую веру, благодаря которым выстояло Православие.
Свет веры этих сестер помог возродиться Ново-Тихвинскому монастырю и всей нашей Церкви.
   Они молятся за нас вместе со всеми уральскими святыми.

С П И С О К Л И Т Е Р А Т У Р Ы
1.Алексий (Поликарпов), архим. Желание услышать Бога// Фома. 2005. №7.
2.Домника (Коробейникова), игум. Судьбы сестер Ново-Тихвинского женского монастыря в ХХ веке: подвиг веры и благочестия// Материалы Всероссийской научно – практической конференции «Православие в судьбе Урала и России: история и современность». – Екатеринбург, 2010.
3.Жития святых Екатеринбургской епархии. – Екатеринбург. 2008.
4.Зырянов П.Н. Русские монастыри и монашество в ХIХ – начале ХХ века. – Москва. 2002.
5.Канон всем святым, в земле Российстей просиявшим. Песнь 3// www.krutitsy.ru – официальный сайт Крутицкого Патриаршего подворья
6.Книга Памяти жертв политических репрессий. Свердловская область. Том 7. – Екатеринбург. 2008.
7.www.sestry.ru – Сайт Екатеринбургского Ново-Тихвинского монастыря, страница «Жизнь обители».

Просмотров: 769 | Добавил: о_Михаил
Фотоальбом
Помощь сайту
На WebMoney
R681537362252 - в рублях
Через банкомат или
платежный терминал
Распечатай инструкцию
Статистика
Сайты города
Поиск по сайту
Новости епархии
Погода
Архив записей

Copyright MyCorp © 2020 | Бесплатный хостинг uCoz